Два дня в Биробиджане, столице Еврейской автономной области, находилась большая туристическая группа из США, Израиля и Канады, которую организовал один из самых известных в мире раввинов, а ныне глава фонда поддержки еврейских общин Марвин Токайер.
Визит М. Токайера в Биробиджан - это его второе посещение города. Свою первую поездку в 1970 году он вспоминал на встрече с общественностью в областной библиотеке имени Шолом-Алейхема, как весьма проблемную. Он неоднократно делал попытки прорваться через «железный занавес» советской страны в Биробиджан. По отношению к нему, на его обращения посетить еврейскую область, со стороны властей чинились всяческие препятствия. С большими трудностями почти полулегально он побывал тогда в Биробиджане.

 

Сегодня он увидел другой город и совершенно другое отношение к нему, как руководителей правительства области, так и простых людей, оказавших ему, и туристической группе душевный прием. Туристы совершили обзорную экскурсию по городу, побывали в двух синагогах, для них в областной библиотеке имени Шолом-Алейхема была организована встреча с общественностью, на которой присутствовал заместитель председателя правительства области Николай Пегин.
Эта встреча до глубины души растрогала М.Токайера, который сказал: «Никогда в жизни я не думал, что буду в Биробиджане говорить на идиш в еврейском городе, в еврейской библиотеке имени Шолом-Алейхема». Его выступление также не оставило нас равнодушными, аплодисменты во время его выступления даже смутили Токайера.
Запомнится она не только туристам, но и нам, биробиджанцам, так как великий и очень скромный человек, в ответ на теплый и радушный прием, открыл нам свою душу, рассказав о своих планах и желаниях. М.Токайер пообещал выслать в подарок областной библиотеке сотни книг, в том числе и «План Фугу».
Имя М.Токайера вошло в еврейскую историю с его книгой, открывшей миру удивительную и невероятную историю спасения тысяч евреев японцем Тиуне Сугихара.
Несколько десятилетий назад после выхода в свет книги М.Токайера и Мэри Сварц «План Фугу», Тиуне Сугихара - бывший японский консул в Ковно, навечно занесен государством Израиль в список Праведников мира. Мир узнал об ещё одном праведнике, спасшем тысячи евреев от верной смерти в фашистских лагерях смерти. Книга повествует о жизни и деятельности этого человека, его судьбе, которая не баловала, и не была безоблачной до и после войны, о трагедии евреев и роли Японии в решении «еврейского вопроса» в те годы.
Название книги для читателей, незнакомых с японским названием рыбы - фугу, весьма оригинальным деликатесом, ничего не скажет. Да и в книге об этой рыбе практически ничего не сказано, за исключением одного её качества – наличие в ней яда, крайне опасного для человека при неправильной обработке в ходе приготовлении блюда. Но именно название этой рыбы было использовано японцами в связи с принятием плана, вошедшего в мировую историю, как «План Фугу». В основу его был выбран критерий крайней осторожности и деликатности в работе с евреями, с которыми японцы считали надо правильно и точно выстраивать отношения, иначе все может закончиться весьма печально для тех, кто недооценит этот фактор.
Но целью Марвина Токайера и Мэри Сварц было не столько определить сравнительное соответствие этих характеристик, сколько рассказать об отношении японцев к евреям. Это рассказ о трагедии, постигшей евреев в годы второй мировой войны. В книге впервые представлены совершенно неизвестные страницы истории – разработка планов и участие Японии в специфическом решении еврейского вопроса.
Эта книга повествует о планах Японии в Европе, на севере и юге Китая, связанных с предполагаемым переселением около миллиона евреев в северную провинцию Китая, а также их конкретных шагах в этом направлении.
Учитывая, что эта книга является все же художественным произведением, следует признать, что приведенный в ней материал представлен авторами в виде реальной картины событий, происходивших в мире в тридцатые – сороковые годы прошлого века.
Главы книги в строгой хронологической последовательности предлагают читателю следовать ходу истории и позволяют ориентироваться в международных отношениях государств, политических процессах, которые имели отношение к данному японскому плану.
В книге имеются уникальные фотографии действующих лиц этой истории, документов, что придает достоверность изложенного в ней материала. Открывает коллекцию представленных снимков фото бывшего консула Японии в городе Ковно Сенпо (или Тиунэ) Сугихара, человека, вошедшего во всемирную летопись истории и названного единственным среди лиц азиатского происхождения – Праведником мира. Имя Сугихары навечно занесено в списках Праведников мира в Музее Яд ва-Шем в Иерусалиме и находится в одном зале с Оскаром Шиндлером, Раулем Валленбергом, королем Дании Кристианом Х и многими другими, спасшими в годы второй мировой войны тысячи евреев от смерти. На 1 января 2010 года Яд ва-Шем признал Праведниками мира 23 226 человек. В честь каждого из них проводится церемония награждения, на которой самому Праведнику или его наследникам вручается почетный сертификат и именная медаль, где на двух языках — иврите и французском — выгравирована надпись: «В благодарность от еврейского народа. Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир».
На фотографиях в книге запечатлены также непосредственные участники подготовки и выработки плана Фугу, а также представлены снимки еврейских общин в Кобе, Шанхае, ряда документов, в том числе приведена карта расположения места проживания евреев в городе Шанхае - своеобразной резервации, напоминающей гетто.
Придерживаясь правдивости в изложении материала, авторы проделали огромную работу, поместив в Эпилоге короткий рассказ о судьбах большинства действующих лиц этой книги. Это даёт возможность не только узнать об их роли и участии в решении описываемых событий, но и проследить за судьбами людей и, одновременно, реально оценить правдивость многих приведенных в книге фактов.
Вне всякого сомнения, среди различных событий, связанных с созданием нашей Еврейской автономной области, план Фугу следует считать одной из новых страниц истории ЕАО. Если бы лет тридцать назад кто-либо сказал, что нашу область изучали и рассматривали японцы, как возможный вариант создания еврейского государства, объединяющего территорию Маньчжурии и граничащей с ней по Амуру на российской стороне еврейской автономии, трудно было бы в это поверить.
Вместе с тем, скудная информация, ввиду закрытости наших архивных документов, предоставляла отрывочные данные о японских планах и видах на автономию. О японском следе в сфабрикованных ГПУ шпионских делах в 1937-1938 годах в отношении многих биробиджанских руководителей, написал Иосиф Баскин в своей книге «Салюты и расстрелы. Записки уцелевшего».
Ещё до публикации книги «План Фугу», эти материалы стали предметом изучения ученых-историков, писателей, журналистов, кинорежиссеров. В докторской диссертации В.В. Романовой приводится весьма интересный исторический факт, о котором рассказала Чизуко Такао, профессор из Японии, в своем докладе «Переоценивая «биробиджанский проект». Региональный контекст» на международной конференции в Хабаровске, прошедшей в 1995 году. Японский консул в Одессе Сигеру Симада, за месяц до принятия решения Советским правительством официального постановления о закреплении земель в приамурской полосе Дальневосточного края для заселения трудящимися евреями (постановление принято 28 марта 1928 года), направил в Министерство иностранных дел своей страны доклад о «биробиджанском проекте».
Учитывая, что ввод Квантунской армии в Маньчжурию в 1931 году был нацелен на создание марионеточного государства Маньчжоу-Го, становится понятно и стратегическое значение для японской политики находившегося по другую сторону Амура Биробиджанского района, делает вывод Романова.
Чизуко Такао в продолжение своих исследований приняла участие в международной научно-практической конференции, которая прошла в городе Биробиджане в августе 2007 года, где выступила с докладом на тему «Биробиджанский проект в японской перспективе». В её выступлении основной лейтмотив сводится к событиям, подтверждающим, что в конце двадцатых начале тридцатых годов Япония столкнулась лицом к лицу с "еврейским вопросом". Япония пристально вела наблюдение за сопредельной территорией – Биробиджанским районом, куда началось переселение евреев. Тем более, что в 1930-х годах, ограничив в результате оккупации Маньчжурии права русского эмигрантского сообщества, включавшего и евреев, она начала строить более далекие планы – будущей экспансии этой территории.
В те же годы Япония вступила в конфронтацию с СССР, где на противоположном берегу Амура уже осуществлялось строительство Еврейской автономной области. Не исключено, что информация о поддержке Биробиджанского проекта в начале тридцатых годов еврейскими организациями в США, Канаде, Франции подвигла японцев на рассмотрение плана Фугу, направленного на заселение евреями китайской Маньчжурии.
По итогам конференции в 2009 году в научном издательстве Питер Ланг вышел сборник «Мизрах», в котором напечатан доклад Чизуко Такао и где приводятся ссылки на документы министерства иностранных дел Японии, военного ведомства, Министерства экономики, подтверждающие разработку плана Фугу.
Другой научный труд на эту тему был подготовлен в США. В 1996 году была издана книга «В поисках Сугихары», которую написал Г. Левин, профессор религиоведения Бостонского университета, США. Книга представляет собой подробную биографию японского дипломата Тиуне Сугихара. В ней приводятся воспоминания его жены Юкико Сугихара, и волнующая история событий тех дней, когда в течение нескольких месяцев, вопреки указаниям своего начальства, он выписал несколько тысяч спасительных виз для евреев, бежавших из оккупированной Польши.
Так как у подавляющего большинства беженцев не было действующих паспортов, поверенный в делах Великобритании и голландский консул оказали ему бесценную поддержку, начав выдавать временные туристские документы всем желающим. На основании этих «липовых» справок Сугихара выписывал транзитные визы - для путешествия в другие страны через Японию вопреки инструкциям и отказу Токио дать разрешение на проезд тысяч беженцев.
Когда официальные бланки виз закончились, он чертил их от руки, работая до поздней ночи. Всем, кому вручались визы, Сугихара давал совет при первой же встрече с японскими властями кричать "Банзай Ниппон!" - "Да здравствует Япония!". Это должно помочь, уверял он. В конце августа, в связи с переводом в Берлин, Сугихара был вынужден закрыть консульство. В оставшиеся дни в гостинице и даже уже сидя в купе поезда, он продолжал оформлять визы. Люди от руки копировали и размножали их, перерисовывая иероглифы, ничего не понимая, что там написано, но веря в эти спасительные бумажки.
Марвин Токайер, восстанавливая картину событий, описывает встречу этих «туристов» на японском пограничном пункте, когда прибывали последние пароходы с беженцами и пограничники, проверяя документы недоумевали, глядя на эти от руки заполненные фиктивные визы, в каждой из которых была вписана одна и та же фамилия - «Рабинович». После долгих мытарств и эти «однофамильцы» также нашли спасение на другой стороне планеты. В России эта книга, к сожалению, до сих пор не известна читателю, так как она ещё не переведена на русский язык.
Книга «План Фугу» начинается с эпиграфа: «На счастье ( To mazal – перевод с идиш - И.Б.)), кто сделал возможное реальностью». Этот эпиграф посвящен лицам, в адрес которых Марвин Токайер высказывает благодарность за помощь и сотрудничество при подготовке этой книги.
В своем предисловии Марвин Токайер пишет, что в 1979 было немного известно о плане Японии переселить до миллиона европейских еврейских беженцев в его марионеточное государство Манчьжу-го, и "Нью-Йорк Таймс" издал серию новостей относительно изданной книги. Теперь, план фугу широко признан, как один из немногих положительных моментов в замученной судьбе европейских евреев.
В течение этих лет одна персона плана Фугу обрела человеческое лицо это Тиуне Сугихара. С ноября 1939 по сентябрь 1940, Сугихара был официально назначен японским консулом в Koвно (Каунас), Литва. В действительности, Сугихара был послан в Koвно, чтобы собрать сведения о передвижениях в данном районе советских и немецких отрядов. Сугихара стал одним из основных игроков в плане Фугу - схеме, которая к концу войны, должна была спасти жизни тысяч евреев, также как произошло с иешивой Мир, чьи ученики выжили, чтобы продолжить новую эру в еврейском учении в США и Израиле.
Книги и статьи на английском, японском, еврейском и китайском языках написаны теперь о Сугихаре. В Японии его стало символом того, кто заботится о других. Его жизнь – предмет изучения текстов на английском языке в средней школе. На Мемориальной доске в Министерстве иностранных дел Японии отмечается его гуманизм, несмотря на то, что он проигнорировал распоряжения своего начальства не выдавать визы.
В то время, когда войны и убийства, голод и болезни, жадность и власть угрожали существованию жизни на планете, истории «Плана Фугу» показывают нам, как люди могут действовать по-другому и, таким образом, могут изменить курс истории.
В 1930 годах самые влиятельные японские военные офицеры, банкиры, промышленники, политические деятели и аристократы, обсудили наиболее эффективные методы их возможного участия в судьбе мировой империи. Без сомнения, они достигли огромного успеха, включая вторжение и захват Манчьжурии, но некоторые члены группы рассматривали возможность использования другой идеи. Почему бы не потратить деньги, ресурсы, и время лучшим способом? Путь, который был бы более конструктивен, не настолько расточителен для человеческой жизни, возможно более длительный, и определенно более дешевый. Почему бы не доминировать над миром торговлей, вместо военной экспансии и войны? Японцы решили, что сделать это они должны с помощью тех, кто считался лучшим в мире торговли и производства, нужны были люди, которые, ориентируясь на японцев, знали, как делать качественные товары, управлять финансами, развивать рынки и иметь мощных друзей в Америке. Они решили, что они нуждаются в евреях. Таким образом, был рожден «План Фугу», нацеленный на то, чтобы принять евреев Европы, преследуемых нацистами и стремящихся их уничтожить, и привезти их в Манчьжурию – на японскую территорию.
Японцы оккупировали землю, но не могли её обустроить. Им нужен был штат самостоятельных и талантливых людей, которые могли бы наладить их бизнес, обеспечить производство, управлять их фабриками, и продолжать международную торговлю, особенно с США. Другая история, о которой раввин Токайер узнал, касалась японского консула в Литве. Немногие могли даже вспомнить его имя и имели только какие-то обрывочные записи или мимолетные воспоминаний. Одно обстоятельство, с которым они все соглашались, состояло в том, что японский человек дал им то, чего никакой другой представитель от любой другой нации на земле не желал давать в том страшном и смертельном времени после нацистского вторжения в Польшу. Он открыл дверь, когда все были закрыты. Он дал им визы. Путь наружу. Он дал им их жизни. Визы Сугихары спасли тысячи жизней. Потомки тех людей, которым он сохранил жизнь, сегодня насчитывается более пятидесяти тысяч человек.
Сугихара никогда не был связан с людьми, которых назвали "евреями". Конечно, он знал, что Гитлер обвинял евреев во всех проблемах Германии. Но до этого момента "еврейская проблема", в любом случае, никогда не была его проблемой. Сугихара понимал, что евреям, если они останутся в Литве, придет конец. У них уже не было возможности покинуть Европу другим путем, как не через Россию и Японию.
Он понял всю трагичность их положения. У него не было никаких сомнений, что эти люди не были врагами, они не были солдатами, они не были даже уголовными преступниками. Они были невинными, отчаявшимися беженцами. В беспомощности они просили о самом простом - о помощи у Японии. Он должен был сделать выбор и решить для себя, что он может сказать всем тем людям, стоящим под его окном. Видя трагичность положения евреев, страдания беженцев, он ищет пути решения вопроса по выдаче им транзитных виз через Россию и Японию.
Марвин Токайер дает ключ к пониманию психологии японцев в отношении евреев, идеологической и политической составляющих формирования военных планов Японии в Азии и на Дальнем Востоке, а также мотивы появления плана Фугу, его идейных вдохновителей.
План Фугу лишь одна из 20 книг, написанных писателем за эти годы, но уже этой книги, переизданной третий раз в 2004 году, достаточно, чтобы его имя было занесено в еврейскую историю.


 

The Weather Network

Бизнес

Образование

Традиции

Организация Santa Stork передаст к Рождеству 7500 подарков нуждающимся семьям

Организация Santa Stork передаст к Рождеству 7500 подарков нуждающимся семьям Организация Santa Stork передаст к Рождеству 7500 подарков нуждающимся семьям
Благотворительная организация Santa Stork из графства Суррей проводит массовую благотворительную кампанию в преддверии...
Подробнее...

Борис Джонсон зажег ханукию в офисе премьер-министра на Даунинг стрит, 10

 Борис Джонсон зажег ханукию в офисе премьер-министра на Даунинг стрит, 10 Борис Джонсон зажег ханукию в офисе премьер-министра на Даунинг стрит, 10
  Борис Джонсон во второй день Хануки зажег ханукию в офисе премьер-министра на Даунинг стрит, 10. К Борису Джонсону...
Подробнее...

Британцы хотят, чтобы следующим Королем стал принц Уильям, и жалеют о Brexit

Британцы хотят, чтобы следующим Королем стал принц Уильям, и жалеют о Brexit Британцы хотят, чтобы следующим Королем стал принц Уильям, и жалеют о Brexit
Масштабный опрос, проведенный на этой неделе по заказу издания Mail on Sunday показал, что британцы хотят, чтобы следующим...
Подробнее...

Графиня Уэссекская cтала патроном фонда, помогающего бедным детям Индии

Графиня Уэссекская cтала патроном фонда, помогающего бедным детям Индии Графиня Уэссекская cтала патроном фонда, помогающего бедным детям Индии
Графиня Уэссекская взяла на себя новую роль в поддержке детей, живущих в некоторых из самых неблагополучных...
Подробнее...

Спорт

Facebook